Гарет Пирсон (Gareth Pearson) — всемирно известный валлийский гитарист-виртуоз, собравший миллионы просмотров своих видео на YouTube и объездивший огромное количество стран с концертами. Но главное — признание великих гитаристов современности, один из которых, Томми Эммануэль посвятил Гарету композицию «Уэльский торнадо» (The Welsh Tornado)

WF: Необычный вопрос для музыканта, но обычный для жителя Уэльса: вы что больше любите — регби или снукер?

GP: Да, я из Уэльса, валлиец. Я люблю регби, но предпочитаю играть в пул.

WF: К музыке! Как вы думаете, время «вечнозеленых» композиций в прошлом? Можете назвать стандарт, написанный в последние двадцать пять лет?

GP: Сложный вопрос. Песни, которые каждый должен сыграть… Мне кажется, люди хотят играть песни, которые становятся вирусными, очень популярными. На YouTube большинство стараются делать каверы на знаменитые песни, вроде Thinking Out Loud Эда Ширана. Люди просто не могут не выучить эту песню, потому что это классический стандарт, она стала эдаким поп-стандартом. Не знаю, очень популярная песня из недавних, взяла «Грэмми».

WF: Российские музыканты говорят, что в Европе и Америке очень велика конкуренция и сложно найти работу…

GP: Музыканту? Да, очень трудно. В общем многим людям трудно найти работу, но у музыкантов действительно большая конкуренция, особенно с YouTube и всем таким — каждый может стать гитаристом за ночь, включив веб-камеру и получив немного славы. Все считай делают то же, что и мы. Да, действительно трудно.

WF: Есть ли у вас какой-нибудь рецепт, чтобы было больше работы, больше концертов?

GP: Да, да. Я надеюсь, что сейчас будет намного больше выступлений. В прошлом году я брал что-то вроде отпуска на год для рефлексии, раздумий над своей жизнью, пытался понять, что я хочу делать, что делает меня счастливым. А теперь я готов выкладываться на полную, играть на гитаре и ездить в туры как можно больше, нести этот стиль музыки как можно большему количеству людей и делать это как можно лучше. Нет большего удовольствия в жизни, чем путешествовать в страну вроде России и просто играть на гитаре для кучки фанатов, которые хотят услышать эту музыку. Это изумительно, изумительное чувство.

WF: Можно ли сказать, что музыка перестала быть самостоятельным видом искусства, а стала частью видео, фильмов и шоу?

GP: Думаю, это из-за века, в котором мы живем. Кибермир, где люди хотят быть в телефонах, на YouTube, хотят разнообразия в развлечениях. Музыкальная аудитория в целом больше не хочет сидеть и слушать альбом целиком. Некоторые это делают — я люблю слушать альбомы. Но большинство людей предпочтут послушать одну песню исполнителя и перейти к другому. Потому что именно это YouTube, Spotify, все эти музыкальные… Они дают столько возможностей выбора! Раньше у тебя была коллекция записей, ставишь пластинку и слушаешь, потом переворачиваешь и продолжаешь слушать. Таким образом получается больше эмоций, музыка больше значит для них, исполнитель значит больше. Сейчас люди больше заслушиваются тем, что в моде или тем, что становится вирусным и популярным. Говоря в общем, не все конечно же.

WF: «Оскар» в паре с «Грэмми»?

GP: Если хотите подобного, нужно быть секси. Я не очень сексуальный человек (Смеется).

WF: Кто были ваши учителя?

GP: Я самоучка, но наверное первым человеком, оказавшим на меня влияние, был мой отец. Я вырос окруженный музыкой.

WF: Он гитарист?

GP: Он гитарист. Именно он включил мне запись Томми Эммануэля, что вдохновило меня тогда играть на гитаре. Это было потрясением для меня и подтолкнуло к изучению инструмента и желанию сделать что-то со своей жизнью, вместо того, чтобы бегать по улице с друзьями и вести себя как чокнутый. Так что я начал учить вещи Томми, позже Чета Аткинса, Джерри Рида и Мерла Трэвиса — у этих четырех гитаристов было достаточно музыки, чтобы уберечь меня от неприятностей и продолжать практиковаться.

Я не так уж много занимаюсь джазом, хотя думаю, что стоит, потому что я встречаю столько музыкантов, с которыми хочется поджемить, поиграть стандарты. Я могу потусоваться, поиграть немного, но так как обычно я люблю еще и писать песни, голова у меня работает немного по-другому. Я очень люблю писать песни, придумывать грувы с другими людьми.

WF: Ваш первый сценический опыт был джазовым?

GP: Нет, это был фолк-клуб. Я играл стандарты Чета Аткинса. Я играл Mr. Sandman Чета Аткинса, Day Tripper и Lady Madonna, Томми Эммануэля, вроде еще и Blue Moon Томми. Это был мой первый концерт, я был на разогреве у канадского гитариста Боба Эванса. Он приехал в наш гитарный клуб из Канады в Уэльс, и мне нужно было сыграть три песни перед его выходом на сцену. Лучший момент в моей жизни.

WF: Только американские учителя? Ни Ричи Блэкмора, ни Джона Майалла?

GP: Нет, я не учился у них. Меня слишком зацепил стиль игры Чета Аткинса, с его альтернативными басовыми линиями медиатором-когтем. Это было моим основным драйвом — научиться играть такие вещи.

 

Перевел Макар Асриянц