Владимир Нестеренко — один из самых заметных джазовых пианистов, органистов России, уже в самом начале своей карьеры привлекший внимание к своему неординарному таланту. Профессионально владеет вторым инструментом, выбор которого так же неординарен, как и творческий потенциал Владимира  — это флейта. Сегодня трио Владимира Нестеренко — один из самых известных и востребованных московских джазовых коллективов.

***

Стайка мелких рыбок во главе с более крупной медленно плыла в направлении мушки, подергивающейся на поверхности воды. Когда до нее было уже плавником подать, одна из мелких рыбешек дернулась было в попытке атаковать и схватить такую легкую добычу, но большая рыба преградила ей путь, шлепнула больно и пригрозила все рассказать родителям. «Нельзя безоглядно ничего делать, даже если голоден — сказала большая рыба, и обращаясь ко всей группе продолжила — сначала научитесь отличать добычу от ловушки». Потом крупная рыба стала показывать своим подопечным технику проверки – подплыла к добыче снизу, схватила за самый край и слегка дернула. Мушка тут же взлетела над поверхностью, унесенная какой-то неведомой силой. Вся группа так и ахнула, подавшись назад, а большая рыба повернулась к своим мелким собратьям и, обращаясь к той, что еще недавно намеревалась проглотить улетевшую мушку, спросила: «Полетать захотелось?» Все остальные рассмеялись, а виновница отвернулась и замерла, обуреваемая негодованием от обиды.

Вечером родители приплыли за своими чадами, пересчитали всех, порадовались тому, что день выдался добрым, что все их детишки целы и невредимы, а наутро группа мелких рыбешек вновь собралась, чтобы под руководством большой рыбы продолжить обучение пока родители заняты своими делами. И вот настал очередной вечер, но родители приплыли не все, и дерзкая рыбешка осталась одна. Совершенно растерянная, она не знала, что ей теперь делать, но большая рыба слегка коснулась ее плавником, приглашая следовать за собой, и с тех пор у сироты появилась новая семья. Большая рыба учила ее всему и нарадоваться не могла, насколько ее подопечная быстро усваивала все уроки и становилась по-настоящему крупной рыбой – опытной, расчетливой, дерзкой и в то же время чрезвычайно осторожной.

Солнце в тот день, что и во все дни до и во все дни после, так же медленно всходило над поверхностью воды, проникая все глубже в ее толщу и пробуждая к жизни все живое. Маленькая рыбешка, став за прошедшие годы такой большой и сильной, бороздила просторы моря в поисках добычи, как вдруг днище небольшой лодки закрыло ей солнце. Стараясь уйти подальше от опасности, рыба изменила направление движения, резко повернув всем телом, как вдруг ее ослепил отблеск чешуи сардины, и забыв о всякой осторожности, словно став той маленькой рыбкой, она автоматически захлопнула пасть. Следующее мгновение принесло ужас — она почувствовала холод стали, впившейся в нёбо. Началась паника, метания, а когда рыба вспомнила детские уроки, было поздно – крючок так глубоко впился, что не оставалось никакой надежды. Еще два дня продолжалась борьба, пока вконец обессилев, рыба не подставила бок под гарпун и не услышала последние слова старика, просившего у нее прощения.