Константин Агванян — пианист, композитор, педагог, выпускник РАМН им. Гнесиных, автор музыки в самых разных жанрах: от композиций в силе New Age до музыки к балету «Дюймовочка», от рекламных джинглов для телевидения до музыкального оформления фильма «Снегурочка».

***

Море уходило, оголяя громадные территории, служившие прежде домом для его многочисленных обитателей. Всему виной была отчаянная гордыня местных правителей, желавших ежедневно демонстрировать свою власть надо всем вокруг и даже над самой природой, возомнив себя равными Богу. Они приказывали строить сеть каналов – ответвлений от двух великих рек, питавших воды моря, а их приспешники, спрятав за пояс в ожидании подходящего момента наточенные на всякий случай кинжалы, старательно выполняли волю бесноватых князьков. И вот теперь берега, где прежде кипели будни, теснились мелкие поселки и небольшие городки, жившие рыбной ловлей, опустели и превратились в выжженную землю. Прошло всего лишь несколько лет и эти места покинули люди, оставив после себя ржавые скелеты шхун да заброшенные глинобитные мазанки без крыш, солому с которых давно унесли в соляную пустыню бушующие тут время от времени ветры.

Долгие поиски привели нас наконец к одинокой юрте на южном берегу почти обмелевшего моря, на то самое место, где некогда было устье мутной и полноводной великой реки. Теперь здесь была та же соляная пустыня и только маленький клочок земли возле юрты встречал забредшего сюда путника зеленью нескольких десятков деревьев. Было раннее утро, солнце только появилось из-за горизонта, но тут уже кипела жизнь. В глиняной печи горел огонь, в казане шкворчало мясо, а рядом закипал старый металлический чайник. Навстречу нам из-за юрты вдруг вышел огромный алабай, продемонстрировал всю свою мощь и стать, и не издав ни звука улегся неподалеку от входа в юрту. Вскоре откуда вышел хозяин, поздоровался и пригласил нас к столу в тени деревьев, не задав ни одного вопроса. Пока его жена готовила завтрак, мы пили чай и выпытывали у хозяина подробности его удивительной истории.

Когда начался исход людей из здешних краев, этот человек твердо знал, что останется в родных для себя местах. Он уговаривал каждого, просил не уезжать, убеждал, что вместе они сумеют сделать все как надо, что возродят прежнюю жизнь тут, нужно только вернуть реку. Но уезжавшие слушали его понурив головы и опустив взгляд, а потом молча прощались и покидали навсегда места своих предков. Так он остался один, но его мечта осталась с ним. Остались и жена с детьми, и все они тоже жили исполнением этой мечты, теперь уже общей для них.

Плотно позавтракав, мы выгрузили из машины привезенные мешки с разной крупой, другие припасы, которыми раз в полгода снабжали нашего нового знакомого его уехавшие родственники. Мы намеренно вызвались сами отвезти ему продукты в этот раз, чтобы услышать из первых уст эту удивительную историю, и вот теперь, коротко попрощавшись, хозяин закинул через плечо кетмень, на котором висела котомка с едой, собранная его женой, и отправился совершать свой подвиг длиною в жизнь. Воды великой реки снова должны придти сюда и здесь должна возродиться жизнь – так он говорил, и каждый день вот уже много лет ведомый мечтой уходил поутру рыть канал.