Сергей Манукян — имя этого великолепного джазового пианиста и вокалиста известно всем без исключения не только в нашей стране, но и в мире. Обладатель уникальной техники игры, подачи материала, Сергей Манукян узнаваем с первых же нот. Он ведет активную концертную деятельность, гастролируя по миру и восхищая своих многочисленных поклонников своим талантом и брызжущей через край энергией.

***

Курс подготовки к переходу длился почти год, следуя земному счету времени, на которые образец помещался в специальную камеру с подключенной программой полного внешнего жизнеобеспечения. Тяготы предстояли немалые, перемещение из одной действительности в другую процесс весьма болезненный и непростой, потому курс предварял тщательный инструктаж и работа с носителем – инсталляция полного набора плагинов, специально прописанных для каждого конкретного образца. Над программой работали лучшие из лучших, мастера своего дела и каждая ошибка — порча носителя, «кривая» инсталляция или неточности в характеристиках исходного материала при поставках — становилась предметом тщательнейшего разбора.

Ошибок в последнее время становилось все больше, и виной тому, пришли к выводу сотрудники лаборатории, стали устаревшие камеры, но, главное, кардинально изменившаяся ситуация в той действительности, куда отправлялись образцы после курса подготовки. Сделать с этим в лаборатории ничего не могли, решение вопросов подобного рода было вне пределов их компетенции и все, на что они были способны — раз от разу отправлять «наверх докладные записки», говоря привычным нам языком. Конечно, никаких бумажных посланий не было, да и к кому попадают их докладные никто не знал, но сформированное мнение сотрудников моментально передавалось по особому каналу, по которому приходили и ответы. Достаточно долго они носили такое свойство – объяснялось, что камеры разработаны с учетом параметров той действительности, куда совершался переход, и введены в действие спустя достаточно большое количество времени после того, как прошли все необходимые испытания и были сделаны существенные доработки. Но ошибок становилось все больше, а с ними нарастало беспокойство специалистов и, соответственно, количество запросов. В итоге в лаборатории было сформировано совершенно четкое мнение по поводу выхода из сложившейся ситуации, о чем и было сообщено в последней докладной. Если прежде предлагались разные варианты решения — либо изменение исходных параметров, либо смена внешних условий, все менее пригодных для безупречных образцов, то есть, той действительности, куда совершался переход, то теперь сотрудники настаивали на последнем варианте, как единственно возможном.

Ответа сотрудники так и не получили, из чего сделали вывод, что скоро появится приказ и в лаборатории закипит работа над адаптацией образцов к новым условиям перехода. Их вариант, так полагали все, был принят.