Петр Ившин — прекрасный барабанщик, композитор, один из самых востребованных музыкантов страны. Играл и продолжает играть со множеством самых известных и талантливых музыкантов страны, его барабаны звучат на многих альбомах. Петр Ившин по-настоящему уникален, поскольку он из той редкой породы барабанщиков, в игре которых главное место занимает музыка, которая завораживает, его сольные партии великолепны и осмысленны.

***

Некогда в стране бытовало два слова, применительно к тем, кто вместе с басистом отвечал за ритм-секцию в коллективе — «ударник» и «барабанщик». На фирменных дисках фигурировало короткое английское drums, а мы «ломали копья», споря о правильном переводе (не было никакого интернета, даже в фантастических книжках). Первый вариант, «ударник», мало кого устраивал –от слова потягивало советским пафосом, и никто не хотел никаких ассоциаций с привычным продолжением – «… коммунистического труда». Это было противно естеству слушавших Led Zeppelin, The Doors, ELP и всех великих эпохи «Рок-Ренессанса». Слово «барабанщик», хоть и ассоциировалось с пионерией, горном и красным галстуком, но в нем не было той отвратительной составляющей, а многие начинающие как раз и использовали пионерский барабан в качестве рабочего.

О хороших установках, которые привычно называли «кухня», можно было только мечтать. Какая-то фабрика в Риге изготавливала нечто похожее на набор огромных кастрюль, играть на которых… Одним словом – отскока не было никакого. И вдруг появились «Амати», их чехи начали делать по лицензии Premier, и гдровский Takton – что-то среднее между чехами и рижанами. Железо, правда, и там, и там было дерьмовое. Но обладателям «Амати» завидовали, и от зависти придумали такую присказку: «Не имей «Амати», а умей играти».

А как научиться играть без отскока! Гитары, кстати, были хоть и те же чешские и гдровские, но достаточно приличные, потому, наверное, хороших гитаристов было гораздо больше, чем их коллег, восседающих на стульях о четырех ножках, притащенных из актового зала. Были, конечно, и хорошие установки, но добраться до них в филармониях не было никакой возможности. Потому-то все и начинали одинаково – стучали с ранней юности по всему, что попадалось под руку. А когда родителей не было дома, в ход шли кухонные принадлежности, по которым колотили самопальными палочками или купленными у народных умельцев по рублю пара.

А потом пришли сказочные времена, и я впервые увидел «живьем» Premier с железом Sabian. Мама дорогая, что это был за кайф! Потом появились книги школ великих, а еще через короткий временной лаг – потрясающие барабанщики, игравшие в лучших западных традициях.

Один из них — Петр Ившин. Он хоть и представитель другого поколения, но начинал, судя по одному из его интервью, так же, как и все – подушки, столы, стулья, кастрюли. Сегодня Петр один из самых востребованных барабанщиков, потрясающий музыкант, работающий сДмитрий Илугдин, Анна Королева и многими другими удивительными музыкантами, да и этот разговор мы записали перед концертом Mike del Ferro в Клуб Алексея Козлова. Послушайте эти десять с небольшим минут, и услышьте, сколько там замечательных мыслей.