Bambir — это по-настоящему династический коллектив. Родители нынешних участников в конце 70-х создали в Гюмри (тогда — Ленинакан) первый Bambir, обретший популярность в Армении, и уже тогда ставший известным далеко за пределами республики, а их дети продолжили дело родителей, став не менее популярной группой не только в Армении, но и в России, и в Европе, и в США. Название коллективу дал народный армянский инструмент.

***

Тем вечером московский Клуб Алексея Козлова словно превратился в какой-нибудь лондонский, конца 60-х. Казалось, что следом за Bambir на сцену должны выйти The Who, Cream и The Yardbirds. Думаете, шучу? Нисколько. Были бы вы там, прониклись бы этим впечатлением ровно так же, как и я. Собственно, и интервью получилось, что называется, в стиле – с картинкой и разговорами будто из тех времен, по поводу которых мы сошлись с ребятами на определении «Ренессанс».

В общем, трудно не согласится со словами, сказанными музыкантами и вынесенными в заголовок – «ничего не меняется». Еще труднее с этим согласится, поскольку внутри «отлитой» в те годы формы, и тогда, и сейчас периодически появлялось новое содержание, временами просто потрясавшее даже искушенных зрителей. Да и сама форма, порой не выдерживая внутреннего давления, выплескивала из себя часть содержимого, она, эта часть, обретала свои очертания, чтобы также, переполнившись, дать жизнь новым формам – так рождалась цивилизация, абсолютно не похожая на прежнюю, обветшавшую, со столетними традициями домостроя.

Bambir – продолжатели дела своих родителей. Это не фигура речи, это абсолютная правда. Их родители создали первый Bambir, а дети уже в девятилетнем возрасте организовали «дочернее предприятие» — написали и сыграли первую песню. Потом оперились, поездили по миру, как и их родители, получали призы, как и их родители, записали дюжину дисков и синглов, сняли около десятка клипов…

Ничего не меняется в этом мире, и каждый раз меняется все.