Александр Вершинин — пианист классической школы, выступающий во многих крупнейших концертных залах мира. Профессор Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, профессор Университета Курашики Сакуйо (Япония), лауреат международных конкурсов, Александр Вершинин один из самых известных и признанных мастеров в мире, в творчестве которого большое место занимает и джаз, и этническая музыка.

***

В «музыкалке» я учиться не хотел абсолютно, сачковал, как только было можно. Родителям надоело ходить к преподавателям и выслушивать нелицеприятные замечания, и они решили отдать меня в частные руки, для пущего присмотра. Только одного не учли — педагог вел занятия в своей квартире, на первом этаже «хрущевки», и как только он выходил из комнаты по какой-нибудь надобности, я тут же сигал в окно. Так и не одолев первого года и не научившись «держать яблоко в ладони», я предался другим страстям, свойственным мальчишкам. И только много позже я серьезно пожалел о том, что не превозмог всех премудростей науки музицирования.

Когда произошел «взрыв» середины 60-х, а потом в течение десяти лет «ударная волна» раз за разом огибала Земной шар, ее сопровождал непрекращающийся гитарный бум, сопровождавшийся бумом ударных. И только на сотом или тысячном витке в гонку вступили клавишные. Лорд, Эмерсон, Манзарек – от их игры «сносило башку», а в силу нашей оторванности от цивилизации, казалось, что все они взялись словно ниоткуда. Только много позже нам стали известны имена их великих предшественников: «Толстяк» Домино, Мемфис Слим, Пит Джонсон, Рэй Чарльз…

А еще в те времена, когда в стране все насквозь было пропитано фальшью, а гениальных Эллингтона, Питерсона и Бейси можно было увидеть только в рубрике «их нравы», представить себе профессора консерватории выступающим на сцене с джазовой программой означало, что, возможно, он сошел с ума и решил положить конец своей карьере серьезного музыканта. Сегодня вновь мелькают прежние всполохи нетерпимости, но до музыки руки «культурных человечков» еще видимо не дошли — пока они всецело заняты деятельной борьбой с литераторами и художниками. А возможно просто не знают, с какой стороны подступиться к очередному делу, поскольку плохо понимают, в силу отсутствия «чувственного аппарата», специфический язык, на котором разговаривают серьезные музыканты. Профессор Вершинин, к примеру.