Игорь Джавад-Заде — имя этого барабанщика знают во всем мире. В России этот прекрасный музыкант по праву имеет статус мэтра в музыкальном сообществе. Среди десятков звездных имен музыкантов, с которыми в разное время работал Игорь Джавад-Заде, имена Алексея Козлова, Инны Желанной, Игоря Талькова, Земфиры, «Наутилус Помпилиус», «А-Студио», Дерека Шериняна (Derek Sharinian, ex Dream Theatre), и их концертные выступления, звучание их студийных альбомов во многом заслуга в том числе и Игоря Джавад-Заде.

***

Рейсовый «пазик» петляет по предгорьям, поднимая клубы пыли и натужно пыхтя на подъемах. Автобус полон школьников, они галдят, подначивают друг друга, смеются друг над другом и заливисто хохочут над простыми и еще совсем детскими шутками. Остальные пассажиры, возвращающиеся домой из города, купаются в этом море юности, тихонько похихикивая над удачными остротами. Но ведь всегда найдется тот, кто будто родился сразу взрослым. И вот уже школьники притихли в ответ на резкое замечание, переглядываясь и давя смех – ну не раздражать же еще больше унылого пассажира. Периодически то тут, то там происходит взрыв веселья, так же быстро гаснет, и только один из группы остряков, штатный заводила, намеренно громко спрашивает название остановки, делает вид, что не расслышал, спрашивает еще раз, обращаясь к спине, весь изгиб которой просто воплощает негодование, и тут же вся группа школьников прыскает от смеха. Остальные пассажиры, еще минуту назад удивленно отреагировавшие на реплику недовольного, отворачиваются от него, скрывая улыбки и еле сдерживаемый смех. А когда автобус останавливается, и школьники гурьбой вываливаются из дверей, каждый, проходя мимо унылого, обязательно выкинет какой-нибудь фортель – присвистнет, нарочито споткнется, попрощается с ним персонально, а кто-то в шутку и поздоровается под общий смех. Теперь уже можно, больше не увидятся…

Бесконечный алый маковый ковер, словно опоясывающий предгорья, опьяняющий полынный запах, рыжие, поросшие выгоревшей под ослепительным солнцем травой, сопки громоздятся друг на друга, а вдали высится серо-синяя горная гряда, увенчанная снежными шапками. Ветер раздувает ноздри, наполняет легкие и одурманивает словно наркотик. От этой невероятной красоты захватывает дух, и ты просто замираешь, не в силах осознать всю величественность открывшейся взору картины.

Потом будет та же пыльная дорога, тот же «пазик», направляющийся теперь уже в город, но впечатление от увиденного не покинет тебя еще много недель. И по прошествии десятилетий, давно уже покинув волшебные края своей юности, ты будешь все чаще вспоминать те мгновения, а приближаясь к окончанию земного пути, станешь просить о милости – в последнюю минуту еще раз пережить тот самый миг невероятного блаженства и свободы.