Михаил Смирнов — прекрасный музыкант, пианист, аккордеонист, перкуссионист и композитор. Бессменный участник коллектива своего отца, мэтра российской джазовой гитары, Михаил Смирнов с самого начала своей музыкальной карьеры заявил о себе, как о самостоятельной величине. Автор музыки ко многим фильмам, создатель, в содружестве с Сергеем Клевенским, и лидер великолепного фолк-коллектива Art Ceilidh, исполняющего кельтскую музыку, продюсер проекта «Гусли Русские», в котором принимают участие известнейшие российские музыканты, а также учредитель собственного рекорд-лейбла Terirem.

***

Когда-то, много лет назад, мы создавали новую разговорную передачу на одном хорошем и существующем по сей день сетевом канале. Надо было придумать название и родилась такая идея – «Набор слов». Идея всем понравилась, но ее необходимо было поддержать коротким обоснованием, мол, что сей «набор слов» в названии означает. Объяснили так: «Чем больше ваш словарный запас, тем выше риск, что вас услышат. Говорите, не бойтесь». Цикл передач не продвинулся дальше первого выпуска, но, надо полагать, те, кому надо, услышали-таки — канал изменил географическую привязку, переместившись «туда», а за ним последовал и словарный запас всей страны.

С тех пор ударными темпами были разрушены все существовавшие еще десяток лет назад виртуальные пространства – музыкальное, развлекательное, телевизионное, радийное, журналистское, то же разговорное, литературное, театральное, а люди, прежде обладавшие сложнейшими аппаратами восприятия подлинного, не поддельного, как-то вдруг их лишились. Многим, к слову сказать, стало даже легче – чего мучиться, думать, в особенности долго, больше пары минут, когда на все есть уже готовое решение. Пошла-поехала «нео-нероновщина» по всей великой стране, и вот уже вместо «Как хорошо, что все мы здесь сегодня собрались» и «Ямщик, не гони лошадей», народными стали «кайфуем» и «рюмка водки…», а основным языком общения стал мат и феня, тоже, кстати, выхолощенная донельзя.

Дошло до того, что даже новый «философский пароход» стал не нужен – молодые и талантливые сами рады уехать от этой бессмыслицы, попробовать себя «там», но… все время возвращаются. Им нужен этот воздух, хоть и отравленный миазмами примитива, но на сохранившихся пока островках красоты и изящества еще вполне себе неплохо дышится, даже несмотря на то, что толпы остервенело богатых и столь же остервенело малообразованных неудачников трудятся «в поте лица», выбивая из действительности остатки высоких смыслов.

Но горе им — сгинут бесследно, и никто не вспомнит о них. Островки сольются в новое пространство, страна выдохнет всю мерзость из себя, и начнется новый день.