Lou Marini в рубрике «Великие духом» – о выдающихся джазовых музыкантах, опередивших свое время и заложивших главные направления в импровизационной музыке.

Сопрано-, альт-, тенор- и баритон-саксофон, пикколо, флейта, альт-флейта, бас-флейта, кларнет – таков арсенал одного из самых востребованных музыкантов нью-йоркской, а значит и мировой, сцены с начала 70-х и до сегодняшнего дня. Жанровый набор под стать инструментальному – блюз, соул, рок, джаз, классика, и если в первых трёх творческих ипостасях его знает весь мир, то как джазовый и академический музыкант он славен только в тех пределах, что у нас принято обозначать «широко известный в узких кругах». «Невоспетый герой джаза» работал в топовых оркестрах Вуди Хермана, Magic City и в квинтете Льюиса Солоффа, но потому-то он и не воспет, как того достоин, что все эти достижения в его музыкальной карьере затмевает роль в культовом фильме The Blues Brothers, сотрудничество и мировые туры с Blood, Sweat and Tears, The Band, Фрэнком Заппой, Эриком Клэптоном, Аретой Франклин, Тони Беннеттом, The Rolling Stones, Стиви Уандером, Дайаной Росс, Aerosmith, Билли Джоэлом, Би Би Кингом, Джеймсом Тейлором… Впрочем, сам музыкант вряд ли страдает от подобной «кривизны» в карьере, которой позавидует любой музыкант, в особенности те, кто вынужден зарабатывать «на хлеб» выступлениями с нынешними «звёздами».

«I practice every day and I’m still excited about music and learning more about it and trying to become a better player on all of my instruments» – не каждый музыкант скажет такое в семьдесят три, как сам он это сделал три года назад, но глядя на лицо этого «парня» невозможно не узнать в нем того, кто убежал из кафе Ареты Франклин вслед за братьями Элвудом и Джейком, соскочив с барной стойки и прихватив свой саксофон.

Он был еще младенцем когда его семья, этнические итальянцы, выходцы из Трентино в итальянских Альпах, перебралась из Чарльстона, Южная Каролина, в Огайо, в городок Бич-Сити, что в семи милях южнее чуть большего городка Наварр – по правде говоря, их оба правильнее называть деревнями, одна с населением чуть меньше, а другая чуть больше тысячи жителей. Как бы там ни было, детство свое прославленный музыкант вспоминает всегда с особым чувством, ведь рос он в музыкальной семье – отец его, вернувшийся с флота по окончании Второй Мировой, преподавал музыку в школе и возглавлял школьный ансамбль, став автором гимна альма-матер своего сына. После смерти отца в 2008 году, Fairless High School учредила ежегодную премию «The Distinguished Fairless Falcon Award», вручаемую выпускникам, добившимся выдающихся результатов в жизни, и этой премией награждены оба, отец и его сын, ставший мировой знаменитостью в 80-м.

«My mom told me our apartment was like a hangout for all of these musicians. So when I was two years old I was hanging with the cats until 2 a.m.» – он с двух лет рос в этом «прибежище» друзей-музыкантов отца, да мама и сама отлично пела, так что дорожка сыну была протоптана с самого рождения и вряд ли он сделал бы какой-то другой профессиональный выбор. Отец был большим поклонником джаза, он и привил сыну эту страсть, он же дал отпрыску и первые уроки игры на кларнете, когда тому было десять, которые продолжил друг отца Фрэнк Корби: «I listened to the Big Bands at first, and I remember listening to Stan Getz, and then gradually started to be exposed to — I remember one record that had west coast alto players like Benny Carter, and Charlie Mariano, and Bud Shank and Herb Geller, and then I started listening to that. Then I remember Miles Davis‘s Sketches of Spain when I was about 16 blew my mind and then another album, Michel Legrand Jazz which was also early ’60s.»

Обучение юноша продолжил в Университете Северного Техаса – тут он обретал собственный звук и сценический опыт в составе популярнейшей в тех краях группы One O’Clock Lab Band, тут же женился в первый раз, потому и задержался на некоторое время в Lone Star State, что оказалось воистину провидческим решением, хоть брак и продлился совсем недолго. Док Северенсен, знаменитый трубач и руководитель оркестра, готовясь к туру в Техас, искал там местных музыкантов и услышав парня, предложил ему постоянную работу, «стул» тенор-саксофона. На репетициях с The Tonight Show Band парень познакомился с Лу Табакиным, поделился с ним планом переезда в Нью-Йорк и тут же получил предложение от Лу снять часть квартиры, где тот проживал со своей женой. «So I had a gig and a pad. It felt like I was supposed to be here, NYC» – у него была теперь и работа, и жилье, но продержался в оркестре Дока новоиспеченный ньюйоркец недолго, через три месяца он получил предложение от Blood, Sweat & Tears, заменив в культовой команде прямо накануне европейского тура не кого-нибудь, а великого Джо Хендерсона, который и сам пришел на замену Фреду Липсиусу, но продержался только репетиционный период.

Счастливый билет он вытянул через два года по протекции своего близкого друга еще по Техасу Тома Мэлоуна, рекомендовавшего уже известного саксофониста в оркестр, сопровождавший Saturday Night Live Show великолепных Дэна Эйкройда и Джона Белуши, пользовавшихся невероятным успехом по всей стране. Рекомендацию поддержали феноменальный трубач Лу Солофф и столь же великолепный Алан Рубин по прозвищу «Mr. Fabulous» – так был открыт путь к мировой славе, пришедшей несколькими годами позже.

С кем только не играл оркестр SNL, кто-только не приходил на выступления и репетиции, чтобы кайфануть от атмосферы, царившей к бэнде – Стив Мартин, Мик Джаггер, а однажды, выглянув из-за кулис перед очередным шоу, музыкант встретился взглядом с Джеком Николсоном, сидевшем в первом ряду, который подняв солнцезащитные очки воскликнул «Wow!». «All kinds of people coming by to hear the band and it was immediately evident that there was something special about it» – это не могло закончиться никак иначе, чем той историей, которую знает весь мир, воплощенной в персонажах The Blues Brothers, уникальных каждый по-своему , не говоря уже о великих Арете Франклин, Рее Чарльзе, Джоне Ли Хукере, Джеймсе Брауне, Кэбе Келловее, Джоне Кенди.

С SNL они не раз объездили весь мир, что делают до сих пор, да и как этого не делать, ведь сам «Blue Lou», прозванный так Эйкройдом, признается: «With Blues Brothers it was basically kick ass rock and roll and R&B. Super high energy, you know it still is. We finish the opening medley and my stomach hurts from playing so hard».

Понадобилось целых двадцать четыре года, чтобы свет увидела первая пластинка с его именем, его музыкой, его же аранжировками с тем самым звуком и подачей медной секции, что он воплощал во времена оные в звучании оркестра Стэна Кентона. За это время музыкальный директор фестиваля блюза «Brianza» в итальянском Монце, выступавший перед двумя президентами Штатов, пережил много и счастливых и печальных минут: «Over the years I went through various cycles, including a 10-year period where I was so frustrated that it was very difficult for me to practice. It was basically because I was impatient. I somehow felt that if I was able to play certain things in whatever key and at any speed, it should be able to play everything else that way. It took me a while to relax, mature and become comfortable with the notion of slowing things down when necessary». Но, переиграв с неимоверным количеством своих современников-гениев, он не потерял любви к джазу, что и зафиксировано в биографической справке на его официальном сайте: «Making a name for himself as a sideman in various high profile groups, any top New York jazz musician will tell you he’s one of the absolute best jazz musicians». Единственное, о чем жалеет – ему не удалось сыграть с Майлзом Дэвисом: «I never made an effort to get there because my path was in a different direction. But he’s one of the musicians that I admire and I loved his restless, ever challenging mind. He was one of my musical heroes».

Louis William Marini Jr. aka «Blue Lou» Marini
13.05.1945

«He’s the focal point of the group…who gives the band most of its colors and shadings, and provides it with a strongly melodic lead voice». The New York Times.

«This composition and arrangement reflects Lou’s ability to create exciting, new music that embraces rock and the most advanced ideas of jazz music». Bob Belden, five time Grammy Award winning.

«At one point I was in the middle of a divorce, living in a little apartment on 9th Avenue (in New York), there was a house fire in the apartment building, smoke was billowing into my apartment. I had to run. I’m standing outside. It’s a beautiful October day. I see the windows of my apartment being broken out. I’ve got saxophones on stands in there. I’m going to lose all my stuff. A $12,000 alto flute. Suddenly two firemen come out. They’re covered with water and grime. They make it out, lift up their masks, and they say, ‘Hey, it’s Blue Lou!’. Then I’m on the firetruck being introduced to everyone».