Антон Ревнюк — бас-гитарист, один из самых талантливых и известных музыкантов страны. За плечами этого прекрасного исполнителя, аранжировщика и композитора, продолжателя музыкальной династии, богатейший опыт выступления в самых известных российских коллективах — Игоря Бутмана, Игоря Бриля, Анатолия Герасимова, выступления на самых престижных фестивалях, стажировка в одном из ведущих музыкальных колледжей мира, Институте Дейва Брубека в Калифорнии, выступления с выдающимися американскими джазменами, и, конечно же, создание трио LRK (Лебедев/Ревнюк/Кравцов), одного из самых великолепных музыкальных альянсов.

***

Огромное темное грозовое облако затянуло все небо, до самого горизонта. Вот-вот сверкнет молния, ударит запоздало гром и на землю обрушатся потоки воды. Все живое попряталось в страхе перед надвигающейся стихией, кто куда мог, и только один безумец стоял на вершине холма, неистово грозя небесам кулаком. Его волосы и бороду трепал нешуточно поднявшийся ветер, полы сюртука трепетали, разлетаясь в стороны, но казалось, что это только раззадоривает человека — судя по широко разинутому рту и доносившемся сквозь шум ветра крикам, было понятно, что он не собирается отступать перед стихией, а напротив, готов вступить в схватку с нею.

За безумцем на вершине холма наблюдали, прильнув к окнам, жители домов на околице деревни. По такому случаю, выпадавшему не так часто, избы были полны народу — понаблюдать за редким зрелищем пожаловали все соседи. С первым ударом грома среди зрителей возникло оживление, гомон, из которого разобрать можно было только два слова: «Сейчас начнет». Все еще больше приникли к оконным стеклам, затаили дыхание, словно боясь спугнуть человека на холме. А тот уже пребывал в крайней степени возбуждения. «Гляди, гляди — вновь послышались голоса зрителей, — потянул свою бандуру!»

И вправду, в руках у безумного воителя откуда ни возьмись оказалась большая медная вся во вмятинах и как-то по-особенному закрученная огромная труба. Он взгромоздил ее себе на шею, прильнул губами к мундштуку, набрал полную грудь воздуха и что есть мочи задул. Между раскатами грома до собравшихся в избах иногда с вершины холма доносился трубный глас, но вскоре потоки обрушившейся воды окончательно его заглушили. Это нисколько не смущало героя-одиночку, он упорно продолжал гудеть, и вся его фигура выражала неукротимую решимость победить в этой битве.

И вот гроза прошла, грохот утих, шум воды, падавшей с небес тоже прекратился, и человек с трубой, только что победно глядевший во след удаляющейся туче, вдруг как-то сразу сник, устало опустил плечи, и стал спускаться с вершины по направлению к домам. Все знали, что теперь он проспит сутки напролет, а потом станет таким же обычным человеком, как все. И никто, ни один человек в деревне, будь то стар или млад, ни словом, ни намеком не обидит соседа, а наоборот, благодарные зрители всячески будут выказывать ему знаки уважения и с нетерпением ждать следующей грозы.