Вартан Бабаян – один из самых востребованных российских перкуссионистов, барабанщиков. Выпускник РАМ им. Гнесиных, Вартан за свою профессиональную карьеру выходил на сцену со множеством звезд первой величины, сам являясь, безусловно, прекрасным мастером.

***

Человек строит дом. Мечтает о том дне, когда закончит, из трубы поднимется первый дымок, и семья, наконец, обретет покой. Работа была трудной с самого начала. Первыми обрушились несколько полувековых деревьев, которые росли ровно посреди площадки, приглянувшейся хозяину. Вместе с деревьями наземь упали несколько гнезд с только что вылупившимися птенцами, и у них не осталось никаких шансов встать на крыло и принести потомство. Беличьи семьи успели покинуть свои дупла, но промеж себя решили перебраться как можно дальше от этого места, теперь гиблого, по их мнению.

После того, как площадка была расчищена от лишнего, хозяин и несколько его помощников взялись за лопаты, и принялись рыть котлован. Ничего не ожидавшие колонии муравьев, потеряв сотни своих солдат, рабочих и офицеров, спешно последовали за птицами, белками и прочей мелкой живностью. За муравьями бежали, сломя голову, сверчки, кузнечики и более крупные их соседи – кроты, полевые мыши, суслики. «Прочь, прочь отсюда!» – эта единственная мысль гнала всех с прежде насиженных мест. Великий исход длился недолго по людским меркам, и уже через пару дней ничего не мешало людям начать устанавливать фундамент, возводить стены и крышу…

Человек строит дом. И все живое бежит от него в ужасе, не понимая, как можно так варварски ломать и их дома, и то, что веками строилось великим художником и архитектором – самой природой! Никто не понимает, какая цель у всего этого, никто не ведает, зачем приводить потомство в эту разрушенную гармонию, которое продолжит убивать, разорять, сжигать и вытаптывать!

Говорили же, что придет когда-нибудь то время, когда уже никто не выйдет на реку и не просидит там до самого утра, предаваясь созерцанию и вдохновляясь запахами, видами и плывущим по-над речкой утренним туманом. Никто уже и не вспомнит, зачем этим даром наделен человек! Только убыстряется мелькание огней – словно кто-то все разгоняет и разгоняет вращение карусели. Да так, что вскоре уже ни купившим билет и восседающим на разнокалиберных лошадках, ни наблюдающим из-за ограды не различить лиц друг друга!

Сергей Мец