Владимир Каушанский – журналист, джазовый комментатор, продюсер, ведущий джазовых концертов и фестивалей, Заслуженный деятель Московского музыкального общества. В 1992 году по приглашению Юрия Саульского вошел в «Московский джазовый ангажемент» в качестве пресс-атташе. Как ведущий дебютировал на 1-м Московском фестивале военных биг-бэндов (на сцене Театра российской армии). В дальнейшем вел концерты и участвовал в организации таких джазовых праздников, как Международный джаз- фестиваль имени Юрия Саульского «Евразия» (Оренбург), «Black Sea» (Сочи), одесский «Карнавал джаза», «Дни джаза в Архангельске», «Архангельск Блюз», Международный музыкальный фестиваль «Мир гитары» (Калуга), фестивалей, посвященных памяти Уиллиса Коновера (при участии посольства США в Москве), 100-летним юбилеям Луи Армстронга, Дюка Эллингтона, Джорджа Гершвина и многих др. Выступал в роли ведущего в Кремлевском Дворце съездов, Московском международном Доме музыки, Концертных залах им. П.И. Чайковского и Центра Павла Слободкина, организовал несколько джазовых абонементов. Выступал в джазовых проектах в Украине и Белоруссии. Публиковал джазовые очерки, рецензии и интервью с музыкантами во многих газетах и журналах, несколько лет был   джазовым обозревателем журнала «Америка» (русская версия). Преподает в Государственной классической Академии им. Маймонида и в Государственном музыкальном колледже эстрадного и джазового искусства.

***

Я вас повел, и вы пошли за мной, увлеченные красотой образов, которые я вам нарисовал, и идей, поразивших вас своим волшебным сиянием. Чем дальше мы шли, тем больше становилось у нас последователей – из горстки начинавших мы превратились в многомиллионную армию.

Прошел год, я обернулся посмотреть на ваши лица и в первых рядах увидел пустые глаза, безразличные лица и фигуры в позах принужденной готовности. «Может быть, кто-то в задних рядах?» – подумал я и тут же отбросил эту мысль, до краев не дотянуться.

Остановился, отошел на обочину. Поток людей двигался мимо меня, не обращая на «прародителя» никакого внимания. Я стоял и смотрел, пытаясь заговорить с кем-то из идущих, мне казалось, что должна же быть хоть пара глаз…

Но это была толпа, и не было в ней просвета.

Сергей Мец