Игорь Иванушкин – один из самых известных, востребованных контрабасистов и бас-гитаристов страны, широко известный и за ее пределами. Композитор, педагог, объездивший с гастролями множество городов России и стран мира, Игорь Иванушкин, безусловно, ярчайший представитель российской импровизационной сцены.

***

Мир, в котором мы привыкли жить, исчез. Навсегда. Больше нет тех просторов и заветных мест, где мечтал побывать каждый мальчишка. Нет больше рыцарей, алых парусов, острова сокровищ и самых высоких вершин, покорять которые было заветной мечтой. Великие открытия, прозрения, судорожные попытки зафиксировать удивительные мгновения полной жизни – все это кануло в лету! Кроноцкий вулкан, Патагония, Курганы Кахокии, Соломоновы острова, Кайлас стерты из реестра жизненных свершений. Современники интернета, те самые люди из будущего, рассказами о которых мы зачитывались в своей молодости, оказались совсем непохожими на своих прототипов. Те жили в реалиях прошлого, размеренной жизнью, говорили не на обычном языке, подменяя его новоязом, которым сегодня пользуются разве что старики. Но тогда герои наших грез так же, как и мы, с головой проваливались в толстенные книги, каждую из которых потом месяцами обсуждали. И мы вместе с ними дрожащими руками вскрывали конверты, двумя пальцами брали черный матовый диск с бороздками, особым приемом перехватывали, ставили, запускали и… стены комнаты исчезали. В тартарары проваливалось всё – вся опостылевшая обыденность, с ее скучными проповедями начальства, телевизором, полным вторичности стандартных лиц, картинок и звуков, эрудированными индюками, которых и тогда было вдоволь. А ты лежал на спине раскинув руки, раскачивался на волнах безбрежного океана, утопая в бездонном голубом небе, прищурившись в лучах жаркого солнца, и все твое естество пронизывали непередаваемой красоты звуки музыки…

Сначала незаметно, а потом все явственней увеличилась скорость. Слов, жестов, действий, решений, мыслей. Книги становились все тоньше, диски потеряли свой загадочный матовый отлив и уменьшились в размерах, а потом и вовсе исчезли, человеческие отношения приняли характер натурального обмена, сменились словом «коллаборация», и все прежние загадочные места планеты оказались на расстоянии дневного перелета. А скорость все продолжает увеличиваться и увеличиваться, и вот уже ты плохо соображаешь, что же происходит снаружи – картинки мелькают так стремительно, что ни контуров, ни цветов, ни размеров уже не осознать. И чем меньше остается воздуха в твоей внутренней капсуле, тем все громче успокаивающие голоса, мол, ты в новом, информационном мире. Лица говорящих уже давно неразличимы, и даже понять невозможно, откуда доносятся звуки. Но это уже все равно – фильтры впечатлений забиты, а потому и воображение атрофировалось. Зато руки двигаются с такой скоростью, какую ни одному роботу не осилить. Но это уже никого не волнует, любой этим может похвалиться. И вот ты вертишь головой, и не встречаешь ни одного осмысленного взгляда. А откуда ж им взяться!