Анна Волкова – певица и автор песен, pr- и art-директор в Exilados, Jazz Punk Diva Teona Kontridze & Band, Арагви и  Aragvi Band.

***

Настоящее – наше проклятие. Настоящее проклятие. Мы о нем не знаем ничего. Оборачиваемся назад, а там прошлое. Впереди – будущее. А тут-то, тут-то что! Да и где оно вообще, это настоящее. Нет его. И ведь, неуловимое, только что было в руках. Тут же – бац, и нету ничего. Только прошлое и будущее.

Так и возник проклятый первый вопрос: «Кто я?». Ведь тот я, кто мгновение назад, уже не я, а тот я, что через мгновение – еще не я. Все это мучительно непонятно. Невозможно так больше жить. Решили – плюнуть и не возвращаться к теме. Начали сочинять сказки о прошлом, да петь песни о будущем. И там, и там все предельно понятно. Но однажды рассказчик, отвечая на наивный детский вопрос, произнес: «Раз тогда жертву принесли, значит потом все будет хорошо!» И тут же замер. Казалось ответ на проклятый вопрос найден. Даже колени и плечи распрямились, да и вся осанка приобрела что-то новое.

Начали придумывать слова. С первого раза не получилось, не учли расстояний. Потом придумали как измерять. Восход – начало, закат – конец. Придумали слова «вчера», «сегодня» и «завтра». Теперь стало понятно, что такое это настоящее. Это то, что от восхода и до заката. Полегчало как-то сразу. Стало легче жить. Конечно легче, если можно выбирать из «я пел», «я пою» и «я спою». И началась прекрасная жизнь. На целую тысячу лет, пока вдруг не возник вопрос: «А куда девать мгновения?» Как-то сам по себе, выскочил, словно чёрт из табакерки. Правда, тогда еще не курили. Не нюхали даже. И платьев шикарных не носили. Земли чужие захватывали – бывало. Да убивали почем зря. До восхода и после, то есть вчера убивали и захватывали, и завтра собирались. Слагали об этом саги, эпосы и поэмы. Чем больше убил, тем длиннее сага. А тут такое. И не отвертеться никак, все спрашивают. И чтобы вновь вопрос «кто я» не стал будоражить, начали искать решение.

Перво-наперво воткнули палку в землю. На главной площади. И солнце побежало вокруг. И вновь все стало ясно на целую тысячу лет. И даже больше. Все просто – вот я утром, вот днем, вечером и ночью. Ученые в разных концах света понапридумывали всякого. И назвали это часами. Песочные, водяные, свечные. Да каких только не было. Потом, когда уже и табак курили, и платья шикарные носили, придумали со стрелками. И еще несколько столетий протянули без проклятых вопросов. Только и знали, что саги с эпосами рассказывать, да памятники кровопийцам ставить по всему белу свету. А тут вдруг снова все запуталось.

Секунды, миллисекунды, микросекунды… А вопрос-то остался. Завертелось, закружилось время, словно все куда-то разом заторопились. И не до ответа уже. Безнадега кругом. Уже никто не помнит того, что было вчера. Герои в золоченых сёдлах к вечеру забываются. А поутру от них и след простыл. Мужи от науки научились мерять время между восходами и закатами. В обе стороны. Так, что голова у них самих закружилась. Исчезла разница между вчера и завтра. Одно сплошное сегодня. И как-то снова колени да плечи согнулись…