Марина Виноградова — молодая талантливая певица, получившая прекрасное образование в Москве и теперь постигающая «тонкие материи» мастерства в престижной Berklee College of Music, из стен которой вышли многие звезды музыки.

***

Городок этот, притулившийся одной своей окраиной к самому подножью поросшей густым хвойным лесом горы и к серпантину, спускающемуся к самому морю – другой, с самого своего основания жил какой-то особенной жизнью. На первый взгляд жизнь тут протекала в обычном ритме, очень похожем на ритм других таких же городков, разбросанных по всему белому свету — кто-то приезжал к родственникам и оставался навсегда, очарованный местными видами, кто-то уезжал в поисках новых впечатлений, а бывало, что кое-кто из молодых просто убегал от несчастной любви. Правда, случалось такое нечасто, ну а если и случалось, то надолго давало пищу для разного рода толков и сплетен, но больше всего эти случаи становились причиной жутких переживаний для всех жителей городка.

Ох, как умели тут чувствовать, как переживали по каждому самому мало-мальски ничтожному поводу и не раздумывая бросались на помощь. Заболел ли у кого-то ребенок или перестала плодоносить яблоня, не поднялось у хозяйки тесто или подрались соседские мальчишки, а уж, тем паче, когда семья пополнялась новым членом или Господь призывал кого-то из домочадцев — тут же народ прибегал на помощь и все устраивалось лучшим образом. Но действо при этом разворачивалось нешуточное – шумные, крикливые, чрезвычайно эмоциональные, бурно реагирующие и столь же бурно жестикулирующие мужчины и женщины, дети и старики являли собой незабываемое зрелище, способное привести в восторг любого зрителя.

В соседнем городке все происходило совсем наоборот. Нет, там тоже все было прекрасно – чисто вымытые улицы, прекрасные дома, радующие глаз палисадники и сады, в которых буквально утопал этот городок. Но жизнь тут была подчинен только логике. К примеру, если нужно кому-то сварить варенье на зиму для большой семьи, то прежде собирался совет старейшин. Все четко расписывалось, буквально по минутам, проводился инструктаж и только после этого все приступали к работе. Труд этот походил чем-то на конвейер какой-нибудь хорошей фабрики: не было никакого шума, обсуждений – каждый делал свою работу, после чего уходил к себе домой, совершенно не надеясь услышать хоть одно слово благодарности.

Представьте, что случалось, когда в гости к своим родственникам приезжали жители соседнего городка. Споры возникали нешуточные. Спокойные и размеренные жители одного из них пытались выстраивать ответы, сообразуясь с требованиями логики, а их гости бушевали эмоциями, кричали, размахивая руками и иногда даже притопывали от переполнявших их эмоций. Так продолжалось довольно долго, пока, наконец, рассудительные соседи не предложили перевести процесс споров в цивилизованное – так они выразились – русло. Но и по этому поводу возник долгий и безрезультатный спор, однако решение было, все-таки, принято. Договорились так: в одном из городков будет создана Лига Чувствующих, а в другом — Лига Думающих, жители обоих построят на нейтральной территории что-то типа небольшого театра, где раз в месяц будут проходить баталии. Судей было решено пригласить из большого города, и они должны были каждый месяц определять победителя.

После первого же поединка судьи отказались приезжать снова – им было невдомек, к чему все это, в чем смысл споров. А спорили соседские команды обо всем – о том, как правильно прививать яблони, как правильно воспитывать детей, нужна ли невесте фата, кто построил в этих краях первый дом и так далее, и так далее, и так далее…

Прошло уже столько времени, один век сменяет другой уже по которому разу, судей как не было, так и нет, а споры все продолжаются, сердце с разумом никак не придут к согласию. И только в одном вопросе они едины, что войны между соседями не будет никогда, ведь тогда пропадет все тут — и прекрасные дома, и цветущие сады, и больше никогда уже в этом небольшом театре не будут кипеть страсти.