Михаил Леванов — саксофонист, композитор и и педагог, выпускник РАМ им. Гнесиных, в прошлом солист в прославленных коллективах Георгия Гараняна и Олега Лундстрема, сегодня известен как лидер и вдохновитель собственного проекта «М-Артель».

***

Весть разлетелась моментально, сарафанное радио разнесло ее до самых дальних далей. И потянулся народ. Кого тут только не было, а когда уже не стало видно краев этого скопища, кто-то в самом центре вдруг сказал усмехнувшись: «Каждой твари по паре». Все вокруг рассмеялись – и вправду это было похоже на Ноев Ковчег. Правда, те времена давно минули и несметные полчища потомков, выживших благодаря Его воле, заполонили Землю. Но больше всех в этом преуспел один вид. Отличала его чрезмерная жестокость, какие-то запредельные ненасытность с гордыней, отсутствие всяких внутренних препон и неуемная страсть убивать. Не раз уже с тех самых пор, когда голубь не вернулся на борт, этот вид ставил все остальные создания на грань выживания, и однажды добился своего, чуть не сгинув и сам в пепле вселенского пожарища.

Прошли годы с того дня как серый пепел покрыл всю Землю – сушу, океаны, моря, реки, горы, да таким плотным слоем, что казалось для жизни тут не осталось места. Десятки лет бродили в поисках надежды группки людей, сопровождаемые редкими животными, и не встречая на серой поверхности ни одного признака новой жизни. И вот однажды всех облетела весть — птицы ее принесли — мол, где-то там, далеко за серой грядой гор, сквозь толщу пепла пробился зеленый росток. «А как это, зеленый?» — спрашивали дети, никогда не видевшие никаких других цветов, но взрослые не могли им толком ничего объяснить, потому как сами почти не помнили. Да и как должен выглядеть зеленый, скажите на милость, как объяснить это словами!

И вот все потянулись к тому месту, куда их привела молва. А там уже настоящее столпотворение – все стараются пробиться в первый ряд, чтобы увидеть росток, детей на плечи сажают. Лучше всего, конечно, птицам да жирафам со слонами, им сверху виднее, а вот человеку надо протискиваться поближе. Ну, к этому он привычный – локтями расталкивать остальных, и вскоре рядом с ростком уже никого, кроме одного вида не было. Когда все остальные были вытеснены на окраины, между людьми началась, как и водится, смертельная битва за лучшее место у тоненькой зеленой травинки.

А та, бедняжка, дрожала от страха, склоняясь то вправо, то влево в бесцельных попытках увернуться от беснующихся людей. Но вот первый же рухнувший наземь после смертельного удара соперника придавил ее всей тяжестью своего тела, вдавив глубоко в серую пыль. И тут же, словно по чьей-то воле, все вокруг накрыла беспросветная мгла, похоронив в своих объятиях самую последнюю и такую хрупкую надежду.

Утих ветер, смолкли голоса, даже шуршание серого песка больше не доносилось до уха. Да и слушать больше было некому. Только один звук — далекое эхо огромного колокола — словно одеялом покрыл все вокруг, и звучит он над Землей до сих пор словно прощальная песнь. И пока никто не отозвался.