Герго Борлаи (Gergo Borlai) — выдающийся барабанщик, сегодня один из самых востребованных музыкантов Планеты, за «плечами» которого участие в записи более чем четырехсот альбомов, три сольных пластинки, мастер-классы по всему миру, а также выступления на одной сцене с целым рядом великих музыкантов — Scott Henderson, Al DiMeola, Hadrien Feraud и многими другими. Осенью 2016 года Герго Борлаи проехал с гастрольным туром несколько городов России, в которых выступал вместе с выдающимся российским бас-гитаристом Антоном Давидянцем.

WF: Слушая в молодости музыку, я понимал, что Jimi Hendrix, Frank Zappa или John McLaughlin заявляли — прежний мир умер, и это было предельно ясно. О чем говорите сегодня вы, более молодое поколение?
 
GB: По-моему, очень просто сказать, что хорошая музыка осталась в прошлом. Но я так не думаю. Просто все изменилось. Хороший музыкант сегодня сильно отличается от музыкантов того времени.
Сегодня появилось новое поколение людей, выросших во времена интернета и YouTube. Они имеют постоянный доступ к любой информации, которая им нужна, и могут получить ее в одну секунду за один клик.
 
Музыкантам прошлого нужно было многому учиться. Им приходилось следить за выходом новых альбомов, покупать их, посещать концерты выдающихся исполнителей и т.д. Сейчас все по-другому.
Но я не думаю, что все в прошлом, просто изменилось время. Сегодня молодой талант – четырнадцатилетний барабанщик знает и умеет намного больше, чем четырнадцатилетний барабанщик в 90-е, 80-е или 70-е годы. Просто потому, что есть возможность получать сразу любую информацию через YouTube. Поэтому я думаю, что ничего не закончилось, просто все изменилось.
 
WF: Но сегодня, в эпоху YouTube, музыканты, записывающие альбомы, – это, прямо скажем, странно. Никто не слушает альбомы целиком. Почему так?
 
GB: Потому что у них нет времени слушать альбомы от начала и до конца.
 
WF: Почему тогда Вы записываете альбомы, для кого?
 
GB: Я записываю альбомы для ребят постарше.
 
WF: Старше чем Вы?
 
GB: Да, конечно. Не для себя. Потому что я больше не вижу особого смысла в записи полноценных альбомов. У людей нет времени их слушать. Все смотрят в свои смартфоны, они каждую секунду с кем-то общаются, и мир стал супербыстрым за последние десять лет. Поэтому у них просто нет времени. Публике нужно сейчас получать информацию быстрее, и ту информацию, которая им необходима, у них просто нет ни на что времени.
 
WF: И можно обойтись чем-то вроде трейлеров?
 
GB: Да, трейлеры или какие-то двух- или трехминутные видеоклипы. Или даже на пятнадцать секунд. Такие клипы намного популярнее, чем те, которые длятся пять минут – даже, если в них участвует Винни Колаюта. Потому что они у них в гаджете, в телефоне, и у всех есть эти пятнадцать секунд между двумя сообщениями в Facebook. Это, конечно, бред, но это так.
 
WF: И в эти пятнадцать секунд Вы должны показать все, на что Вы способны?
 
GB: Нет. Мне просто любопытно, как сделать так, чтобы все работало хорошо. Как найти лучший способ достучаться до них, молодых ребят. На самом деле, это очень непростая задача — как сделать так, чтобы им было интересно то, что ты делаешь. Я очень многому учусь у молодых. Я сам не такой старый, но нынешнее поколение – я имею в виду ребят в возрасте от пятнадцати до двадцати пяти лет – они супербыстрые. Для них этот язык естественен, потому что они родились в такое время. Но не для меня…
 
WF: Получается, что сегодня вместо альбомов покупают билеты на концерты?
 
GB: Ну да! С тех пор как продажи альбомов практически прекратились, стало намного больше концертов, чем, например, пятнадцать лет назад. Много кто делает проекты с группами, и все играют концерты.
 
Большим вопросом остается финансовая сторона всего этого. Так как никто не продает альбомы, музыкантам как-то нужно зарабатывать деньги. Но для этого им нужно быть известными, популярными. Значит, они должны продвигать себя в Фейсбуке, Инстаграмме, Твиттере и других сетях. Но все доходы от этого как бы виртуальные. Виртуальные деньги, виртуальный успех, виртуальные чувства, виртуальный отклик… Все странно, все по-новому.
 
WF: Но концерты все равно есть…
 
GB: Да, они до сих пор есть. Концерты – это, пожалуй, единственные события (в жизни музыкантов — прим. WF), где ты не можешь врать или изображать что-то. Если ты музыкант, то ты действительно должен хорошо играть. Потому что конкуренция высокая, музыкантов много. Если мы говорим об барабанщиках, то сейчас много новых профессионалов, каждый из которых большой музыкант с отличной техникой и всякими фишками. И из-за молодых старшему поколению музыкантов тоже приходится все время выкладываться на 100%. Вообще-то, это хорошо, просто по-другому, не так, как было раньше.
 
WF: Это по-другому, но мне это нравится!
 
GB: Да, мне тоже!
 
WF: Вы сказали о хорошей технике у барабанщиков или, к примеру, у бас-гитаристов. Но где музыка? Вы слышите ее каждый раз?
 
GB: Сегодня очень трудно услышать музыку. При этом, много хорошей музыки. Но я не знаю… Все просто, опять же, изменилось.
 
Есть действительно хорошие группы нового поколения – например, Animals as Leaders, которые мне очень нравятся. Это не значит, что я слушаю их каждый день. У меня нет времени слушать музыку – я много слушал, когда был молодым. Но у них есть свое лицо. Там есть душа, есть сердце, есть эмоции. Просто здесь та же ситуация – сегодня так трудно быть оригинальным, потому что каждую неделю появляются сотни новых групп. Тогда не было такого количества коллективов.
 
WF: На Ваш взгляд, возможно ли появление новых The Beatles или Rolling Stones? Грядет ли новая эра музыки?
 
GB: Я повторю то, что уже сказал – сегодня все изменилось. Сейчас Rihanna – это та, кем была когда-то Whitney Houston, хотя масштаб таланта разный. Но люди принимают Рианну, как факт. Мне очень нравится Рианна, ее музыка, ее песни. Просто все изменилось.
Я не знаю, появятся ли новые Битлз или Роллинг Стоунз, потому что они уже были. Я не знаю, я никогда не думаю так: «А когда же появится новый Mahavishnu Orchestra или новый Weather Report?»
 
WF: Я не говорю о конкретных людях, а имею в виду новую музыкальную эру. Сегодня все продолжают слушать музыку Моцарта, Бетховена, Рахманинова, Битлз, Роллинг Стоунз, Чарли Паркера, Роберта Джонсона и других. Я говорю не о Ленноне и МакКартни, а о новой музыкальной эре.
 
GB: Да, я понимаю. Вы действительно думаете, что эра «хорошей музыки» наступит снова? Потому что, я считаю, что сейчас тоже эра «хорошей музыки», просто она другая и современная.
 
WF: Я бы хотел услышать новых музыкантов, которые расскажут моим детям, как мы живем сегодня…
 
GB: Понимаю. Таких музыкантов немного. Сегодня на нашей планете есть действительно суперталантливые музыканты, как, например, басист Hadrien Feraud, который вырос на старой музыке, музыке 70-х. Его музыкальный язык уникален, он – новатор. Понимаете, о чем я? Или Антон Давидянц, мой товарищ из России, тоже такой. Или Federico Malaman, парень из Италии. Я назвал басистов, но есть и барабанщики тоже. Например, Matt Garstka, у которого абсолютно новый подход к игре на ударных.
 
WF: Новый музыкальный стиль?
 
GB: Да, новый музыкальный стиль. Он барабанщик в группе Animals as Leaders. У них очень широкий диапазон. Они исполняют очень сложную инструментальную музыку, но они ни на кого не похожи. Они – это новая музыкальная эра, правда?
 
WF: А что вы вообще думаете о будущем музыки, каким вы его себе видите?
 
GB: Я оптимист. Стараюсь сохранить свою индивидуальность. В последние годы я получаю отклики, что, возможно, она у меня есть. И это лучшее, что я могу сделать – быть оригинальным. Может быть, я играю не быстрее и не громче всех барабанщиков, но я просто хочу быть индивидуальностью. Таким, какими были Терри Боззио (Terry Bozzio), Стив Гэдд (Steve Gadd), Бадди Рич (Buddy Rich) и другие великие барабанщики. Я просто стараюсь пронести эти традиции через новые времена. При этом, конечно, не хочу быть старомодным и представлять прошлое. Я хочу представлять настоящее и, безусловно, не могу представлять будущее. Но мы посмотрим. Я просто хочу быть оригинальным.
 
WF: Что особенного было в тех барабанщиках – Колайуте, Бадди Риче и других?
 
GB: Они родились в очень хорошей среде — когда появлялась новая музыка, рождались новые стили. И Винни Колаюта повезло, что Фрэнк Заппа взял его к себе. Музыка Заппы очень сильно на него повлияла, чтобы он смог стать тем, кем стал – Винни Колаюта.
Это было совсем другое время. Как я уже говорил, не было никаких групп, не было так много барабанщиков как сегодня. Потому что не было таких средств коммуникации, как, например, Facebook или YouTube. Когда им было по четырнадцать лет, в Нью-Йорке они не имели никакого представления о том, что делают их ровесники в Лос-Анджелесе. Понимаете, что я имею в виду? Потому что не было никакого YouTube, ничего не было. Поэтому им нужно было думать только самим и слушать выдающихся музыкантов своего времени.
 
WF: Огромное спасибо.
 
GB: Спасибо! Было приятно!
 
Перевел Сергей Еремеев