Вовка Кожекин — известный в стране харпер и, как он сам говорит о себе, «первый и последний советский старый итонец» (выпускник Итона — престижного английского колледжа, The King’s College of Our Lady of Eton beside Windsor). За плечами у Вовки несколько созданных им коллективов, несколько проведенных фестивалей, гастрольные туры и выступление на одной сцене с известными российскими музыкантами.

***

Жил человек. Хороший человек. Жил себе спокойно, никого не трогал. Любил погулять под редким летним дождичком и посидеть на пустых трибунах стадиона. А потом пойти в какой-нибудь приличный бар и выпить пивка с парой рюмок вишневой наливочки. Но делал он это не часто, потому как была у хорошего человека семья, а в семье – жена и двое уже довольно взрослых ребятишек, подростков. И все было хорошо, но вдруг одним летним вечером, следом за любимым редким летним дождичком наступил вечер.

Хороший человек со своей прекрасной женой, доброй и заботливой, устроились у телевизора, попивали чаек и смотрели какой-то интересный фильм. Так их это занятие затянуло, что они и не заметили бега времени, а спохватились только когда часы пробили полночь – дети не пришли домой. Прошел еще час, потом другой, а мальчишек все не было и телефоны не отвечали. Мать разволновалась не на шутку, а отец, подавив усилием воли нараставшую внутри крупную дрожь, постарался успокоить жену, собрался и отправился на поиски детей.

Город был поделен пополам неглубоким ущельем, на дне которого текла бурная и кристально чистая горная речка, в которой даже ловилась форель. Тут же ночами протекала и бурная жизнь городской молодежи – горели костры, слышались песни под гитару, юные создания выпивали, любили друг друга и ощущали себя абсолютно свободными. Кто же променяет эти ощущения на родительские упреки и душеспасительные беседы о том, что необходимо думать о будущем, хорошо учиться и получать профессию. У них уже была профессия — о чем это предки говорят! – и эта профессия называется юностью, лучшая из возможных на Земле.

Отец шел по узкой тропинке на дне ущелья, время от времени отодвигая рукой ветки склонившихся над водой деревьев. Где-то далеко слышались невнятные звуки – бренчание гитары, возбужденные голоса, и он шел прямо на них, как вдруг услышал рычание позади. Отец остановился, повернулся и увидел довольно большого пса, смотревшего прямо на него и скалящего зубы. Замерев от неожиданности, отец, стараясь сохранять спокойствие и не поддаться панике, повернулся спиной к грозному обитателю ущелья, сделал шаг вперед, но тут же остановился – прямо перед ним стоял другой пес. Тот не выказывал никаких признаков злобы и даже, как показалось отцу, недоумевал, словно спрашивая: «Какого дьявола тебя сюда занесло?» В глазах этого пса светился недюжинный ум, настолько явный, что отец даже немного успокоился и не найдя ничего лучшего вымолвил: «Собачки, дорогие, я не хотел вас тревожить, просто мои дети не пришли домой, вот я и ищу их. А где искать, как не в ущелье, ведь вы же это знаете лучше меня!» Потом отец говорил еще что-то довольно долго, уговаривая вожака – без сомнения тот пес, что стоял перед ним, таковым и являлся – отпустить его, чтобы он нашел своих детей и вернул их домой.

У почти потухшего костра уже никого не было. Отец постоял тут немного, потом повернулся и понурив голову отправился домой. Проходя мимо того места, где еще недавно был остановлен стаей, он слегка замедлил шаг, озираясь по сторонам, и показалось ему, что уловил взгляд вожака. «Нет никого – сказал отец, обращаясь к кусту, за которым ему почудились знакомые очертания, — Но все равно спасибо!».

Жена взволнованно ходила по комнате и когда послышался звук открываемой двери, бросилась навстречу пришедшему мужу и сказала с облегчением: «Слава Богу! Они пришли уже полчаса как. Спят». Отец молча разделся, умылся, так же молча прошел в спальню, лег в постель и уснул.