Евгений Маргулис — известнейший музыкант, стоявший у истоков создания двух выдающихся коллективов, «Воскресения» и «Машины Времени». Композитор, поэт, бас-гитарист, гитарист, Евгений Маргулис до сего дня работает в плотном графике — пишет песни и гастролирует, доставляя своим искусством истинное наслаждение многочисленной армии поклонников этого незаурядного музыканта.

***

«Вы ничего не понимаете, я не такой как вы!» — от этого крика проснулась вся улица. Застучали ставни, в окнах зажегся свет и в проемах некоторых показались фигуры разбуженных соседей. Они удивленно взирали на юношу, стоявшего в окружении двух-трех десятков молчаливых людей, один из которых все повторял «убирайся отсюда», и указывал пальцем куда-то на проселок. Юношу многие знали с самого младенчества, и никак не могли взять в толк, что же это с ним произошло. Вроде трезв, только вот глаза блестят как-то необычно, да и зачем это он потрясает своей гитарой, словно угрожая кому-то.

«И что же в тебе такого особенного? — спросил хриплый мужской голос. – Разве что на гитаре неплохо играешь, поешь хорошо, да и сами песни твои вполне себе. Или мы чего-то не знаем?» На эти слова отозвался тот, что прогонял юношу. Он поднял голову и в нем все узнали местного главу. «Теперь он совсем другой – сказал глава. — Еще один из тех, кто вышел ночью на тот самый перекресток, понимаете? Скоро от них просто житья не будет, дьявольщина сплошная».

«Ладно, уйду – сказал юноша, понурив голову. – Да я и сам собирался. Поеду на север, а вы все еще обо мне услышите!» «Да, да, обязательно услышим – в криминальных сводках» — рассмеялся глава и его смех подхватили остальные. Только в дальних углах детских комнат сверстники и друзья юноши внимательно прислушивались к разговору, но не решались встать на его защиту. На следующий день они собрались в известном только им месте и поклялись тоже уйти отсюда как только представится такая возможность. Но только пара человек, самых решительных, исполнила клятву, и по окончании школы покинули поселок.

Ровно в тот же день, но целых шестьдесят лет спустя сильно постаревшие те самые мальчишки и девчонки, вернее, всего несколько человек, доживших до почтенного возраста и продолжавшие жить все в том же поселке, прильнули к экранам телевизоров. В анонсе телепрограммы значился фильм об их земляке, изгнанном некогда из поселка, а теперь ставшем легендой. Знали бы их внуки, устроившиеся рядом, что своим рождением обязаны нерешительности предков, и кто знает, одобрили бы эту нерешительность.

Впрочем, у каждого свой перекресток.