Саша Родовский —  один из лучших в России акустических гитаристов. Довольно поздно Саша пришел к исполнительству — однажды сраженный звуками джаза, он восемнадцатилетним юношей впервые взял в руки гитару, и теперь числится в топ-списке российских гитаристов.

***

Песня летела по-над землей наперегонки с ветром, и все окрестные луга, рощи и склоны гор наполнялись веселым смехом. Удивительным праздником наполнялась природа — полевые цветы поднимали головки, провожая взглядами закадычных друзей, наслаждаясь звуками песни и легкими дуновениями, деревья радостно шелестели листвой, убирая ветки с их пути, и даже птицы умолкали завороженно. Только иногда какая-то из старых сорок вдруг издаст недовольное карканье, но тут же подруги на нее зашикают и испуганно умолкнув, та перебирая лапками попятится поближе к стволу. А молодые, любопытные до всего нового, взмахнут крыльями, поднимутся к облакам и распахнув крылья парят там, глядя сверху на удивительную картину и внимая звукам прекрасной мелодии.

Друзья наслаждаются свободой, ласковыми прикосновениями тоненьких зеленых травинок, пышных белых облаков и ярких солнечных лучей, пытающихся присоединиться к их веселью, и кружат, кружат по всей земле, пока вдруг не замрут в оцепенении, вмиг остановившись перед мрачной фигурой у самого подножия величественной горы.

Ты кто? – Спросит фигура у песни.
Я – песня. – Робко ответит та.
А ты? – Вновь спросит фигура, теперь указывая на ветер.
Ветер я. – Скажет запыхавшийся друг песни, и ненароком обдаст фигуру свежим дыханием, от которого того аж передернет.
И что у вас за праздник? – Спросит фигура, недовольно морщась. – Кто вам позволял тут безобразничать?
Да мы просто… — одновременно ответили два друга, но им не удалось договорить.
Вы знаете, кто я? – Строго спросила фигура.
Н-нет. – Испуганно ответили песня с ветерком.
А надо бы знать, прежде чем позволять себя такое! – Сурово сказала фигура.

Не на шутку перепуганные песня с ветерком опрометью бросятся к роще, где их ждет уже целая толпа деревьев, цветов, животных и птиц, потешающихся над двумя друзьями.

Ведь мы когда-то с ним тоже были молодыми, веселились и пели! – Скажет вдруг старая кваква. – А теперь что! Стоит годами у подножия, всех проходящих стращает, да рассказывает о своей особой миссии. Мол, только он решает, кого пропускать на склон великой горы, а кого нет. Надо как-нибудь горе рассказать о том, кто же ее охраняет, а то стоит и не ведает кому же обязана своим величием.