Владимир Осинский — композитор, аранжировщик и один из самых именитых звукорежиссеров страны. Студия «Хранители», владельцем которой является Владимир Осинский, с начала 90-х работает с самыми знаменитыми российскими исполнителями всех жанров, от поп-музыки до этники и джаза. «Записано на студии Владимира Осинского» — это своего рода знак качества.

***

Жители городка, расположившегося у подножия огромной горы, поросшей густым многовековым лесом, называли ее Большое Ухо. Гора и вправду очертаниями напоминала человеческое ухо, только перевернутое мочкой кверху. Как гласит местная легенда, давным-давно, в достопамятные времена, пять смельчаков рискнули взобраться на вершину горы. Обратно вернулись только двое и были они изрядно напуганы. Жители собрались в круг, отпоили их настоями трав и потребовали рассказа. Оказалось, что в той самой мочке находится пещера настолько громадных размеров, что ни свода ее не видно, ни глубина непонятна. Один за одним отправлялись в ее недра первый, второй и третий смельчаки, но ни один из них не вернулся. Вскоре двое оставшихся услышали какой-то грозный рык и монотонные удары откуда-то из глубины пещеры, страшно напугались и бросились бегом обратно.
 
Все это было очень давно, когда на этом месте, где нынче лежит милый городок, стояли шалаши, люди еще носили шкуры, а главным у них был шаман с бубном, которого слушался даже вождь. И вот после того случая шаман запретил всем подниматься на гору, а главным божеством у племени с тех пор стал дух горы.
 
Шло время, люди сменили шкуры на платья, а платья на джинсы, и вот однажды над поселком пролетел с жутким грохотом самолет-этажерка, потом полнеба закрыл дирижабль… И – началось! Железная дорога, асфальтированный серпантин, вертолеты, парашютисты, туристы, хиппи – на горе не осталось живого места. Все пещеры были исследованы, барды в лесу на самой вершине каждый год устраивали фестивали у костра, а по всем сторонам горы расплодились санатории, один из которых назвали «Дух Горы», а другой «Большое Ухо».
 
Шаман тоже нашел себе дело – круглый год развлекал туристов своими плясками вокруг костра и заклинаниями. Особенно хорошо было при хиппарях, которые верили в дух горы так истово, что даже сам шаман иногда начинал сомневаться. Наутро трезвел и посмеивался сам над собой.
А потом появились те трое, что пропали во времена оные, но никто, конечно же, кроме шамана их не узнал. Что с ним сделалось, надо было видеть! Он весь побелел, глаза навыкате, рот открыт, коленки трясутся. А потом взял бубен, закатил глаза, запел какую-то бесконечную песнь и с ней ушел навсегда из городка. Говорили поначалу, будто поселился где-то отшельником, а потом и вспоминать перестали. Только через много лет пришел какой-то взлохмаченный тип, встал на центральной площади городка и стал рассказывать всем о духе горы.
 
И люди поверили.