Тимофей Хазанов — один из лучших саксофонистов страны, имя которого хорошо знают и в мире. Четырехлетним мальчишкой он впервые прикоснулся к саксофону, а уже через семь лет открыл послужной список выступлений на публике. Тимофей Хазанов — основал производство качественных саксофонов, доступных в том числе и для студентов, и уже через несколько лет марка инструментов Tim Hazanov Blacksax Exclusive приобрела достаточную известность и в стране и за ее границами, благодаря мастеру, привлеченному Тимофеем для производства инструментов своей марки.

***

Вестибюль станции был полон народу – два густых непрерывных человеческих потока двигались навстречу друг другу и мало кто обращал внимания даже на попутчика, не говоря уже о тех, кто двигался в пасть бетонного дракона. Но вдруг, словно повинуясь какому-то приказу, я поднял голову и взгляд мой встретился с чьими-то глазами. Не успев еще осознать случившегося, я отчетливо услышал команду следовать по указанному адресу, который тут же всплыл в сознании. Следом за этим отключились основные настройки рецепторов и органов чувств, кроме тех, что отвечали за движение и выполнение поставленной задачи.

Километров через десять-пятнадцать, а в этом состоянии точнее невозможно было оценить расстояние, я очутился перед деревянной дверью заброшенного дома, на которой было начертано углем: «Здравствуйте. Стучите. Вам откроют». Я постучал, изнутри послышалось: «Войдите», что я и сделал. Посреди большой полутемной комнаты стоял высокий человек в черной одежде, черных очках и черной же бейсболке. «Вам чего?» – спросил он. «Мне сказали сюда придти — не очень уверенно ответил я. – Но я точно не знаю зачем» «Никто не знает – сказал несколько раздраженно человек в черном, — напасть какая-то. Ну и участочек же мне достался, детский сад просто какой-то, хоть бы один знал куда идет. Нет, не знает никто, а спроси, что-то несусветное начинают нести, будто я их не о конкретном спрашиваю». Потом человек снял очки, протер стекла черным платком, вынутым из заднего кармана брюк, водрузил их на место и указал мне на одну из дверей позади себя: «Туда идите». Я послушно двинулся к двери, открыл ее и сделал шаг в темноту. Только дверь позади закрылась, как вспыхнул яркий свет и озарил бескрайнюю степь и петляющую проселочную дорогу, убегающую куда-то вдаль. «Эй, что за шутки!» — воскликнул я, повернулся, чтобы войти обратно, но дверь исчезла, будто и не было ее…

Уже который год этой дороге все нет конца. Чему я только не научился в пути, какие только работы не переделал, и каждый раз мне казалось – вот оно, совершенство. Ан нет, по прошествии дней оказывалось, что можно делать еще лучше, а когда я перестал любоваться на плоды своего труда и бахвалиться перед самим собой, мне стали все чаще попадаться на пути люди.