Алексей Кравцов — прекрасный барабанщик, музыкант, переигравший со множеством выдающихся музыкантов, как джазовой, так и поп-сцены. Его мастер-классы привлекают огромное количество начинающих барабанщиков по всей стране, по которой Алексей Кравцов изрядно исколесил и продолжает это делать в гастрольных турах с Леонидом Агутиным, в группе которого он играет сегодня.

***

Первый легкий, спокойный, наживляющий, затем два с оттягом, мощные — и гвоздь вошел по самую шляпку, пробив твердь насквозь, острием своим нарушив покой, царивший внутри. Тех, кто был внутри, швырнуло ударной волной на самую окраину, а очухавшись, они замерли в ужасе, боясь даже шелохнуться. И только горстка самых отчаянных ринулась к источнику – очень уж интересно было, что же произошло на самом деле. Мириады осколков, отколовшихся от внутреннего покрытия тверди носились в пространстве, и перепрыгивая с осколка на осколок исследователи вдруг обнаружили уникальный, красивейший из них. Они разбили тут лагерь, а потом послали гонцов к соплеменникам, по-прежнему жавшимся друг к другу от испуга на окраине, и те рассказали о найденном чудесном осколке. С тех пор сюда потянулась бесконечная череда возвращавшихся, век за веком, век за веком. Первые уже сотню раз успели построить и превратить в прах все построенное, а поток все шел, и конца ему не было видно.

Первые герои поначалу радовались пришедшим, с которыми они делили прежде все тяготы жизни в пустом пространстве. Но когда вдоволь насмотрелись на бесчинства своих соплеменников, обрывавших плоды с деревьев без счету и убивавших все живое безнаказанно, решили, что зря их позвали. Но было уже поздно, силы были неравны, да и постоянные призывы первопроходцев к благоразумию уже порядком надоели всё прибывавшим и прибывавшим голодным полчищам. Однажды, когда в ту обитель, где они жили полетели камни, а за окнами раздались крики беснующейся в великой злобе толпы, те окончательно все для себя решили, свернули лагерь и вновь продолжили поиски источника. И однажды нашли место, прекрасней которого они еще не видели, но теперь твердо решили, что никого больше не позовут, вновь разбили лагерь и остались тут жить.

Вскоре, когда их стало много, они разбрелись по всей поверхности своего нового дома, первые исследователи стали замечать за своими сородичами так знакомые им уже повадки. Те вдруг стали ненасытными, обрывали плоды и убивали всякую живность без счета, и в конце концов превратились в злобных и коварных существ, так похожих на тех, от кого бежали их предки. В этот раз они не стали дожидаться повторения прежних событий, собрались и тайно покинули лагерь. С тех пор они точно знают, когда закончится мир и начнется необъявленная война всему живому, и не задерживаются нигде. Отныне они предпочитают жить в движении к так и не найденному пока источнику, и каждый раз меняют направление поиска.